Jan. 20th, 2017

gloriel: (Дудочник)
123

20 января состоится инаугурация 45-го президента США Дональда Трампа. Скандалиста и шоумена, карикатурного воплощения Абрамовича, Жириновского и Джигурды в одном лице. История Трампа похожа на дословную реализацию обещаний истеричного подростка. «Я вырасту, стану миллиардером, у меня будет самолет и сотни супермоделей! Вот увидите, я построю небоскребы по всему миру, покрою их золотом и напишу на них свое имя, а затем стану Президентом Соединенных штатов!». Но личность Трампа можно спокойно убрать на второй план. Главное, что произойдет 20 января – это официальное оформление перехода всех трех ветвей власти США под контроль партии республиканцев. Главный вопрос – кто это и чего следует от них ждать?

Для начала стоит сказать, что ни к какой Республике партия не имеет никакого отношения. Ее второе название GOP («Великая старая партия») будет ближе к истине, но не до конца. Еще точнее ее было бы назвать Консервативной партией. При этом добавляя, что чаще всего ее деятельность нацелена не против конкретных реформ и перемен, а за использование машины времени для возврата в XIX век. Проблема консерваторов в том, что стремление вернуться в «старые добрые времена» невыполнимо по определению и серьезно искажает восприятие реальности.

Даже когда республиканцы отстаивают правильные и логичные требования, то делают это, основываясь на неактуальных, а потому ложных предпосылках. Защита поправки о свободном владении оружием – это скорее хорошо, чем плохо. Если у преступников есть Colt, то добропорядочные граждане тоже должны его иметь. Но для республиканца вместо данной логики на первом месте стоит следование второй поправке, где закрепляется право граждан на вооруженное восстание против правительства. Что довольно странно в XXI веке, тем более для партии, это правительство регулярно контролирующей.

Такая раздвоенность сознания присутствует абсолютно везде. Республиканцы отстаивают свободу предпринимательства, при этом яростно защищают корпоративный лоббизм. То есть доминат крупного бизнеса перед малым за счет получения неконкурентных преимуществ. Выступая за минимизацию вмешательства государства в жизнь граждан, они активно навязывают запрет абортов. То есть женщинам нельзя самим распоряжаться своей жизнью и собственным телом, потому что это противоречит Библии. Как вишенка – утверждение о том, что если разрешить аборты, то белая раса вымрет.

Показная набожность республиканцев также является проблемой. В XXI веке роль религий в повседневной жизни людей снижается до минимума, особенно среди образованного класса. Поэтому странно выбирать в качестве опоры поддержку фанатиков, верящих в высшее существо, которое следит за каждым шагом и готовит миллиарды лет ужасных мучений, если съесть бутерброд в пятницу или в субботу вытащить осла из колодца. Даже в набожных США практикующих прихожан уже менее 10%. Примерно вдвое меньше, чем активных атеистов. И тренд направлен отнюдь не в пользу церквей. Кстати, если зашла об этом речь, то в «духовной» России активных прихожан всего около 0,2%, а атеистов больше не в два раза, а соотношение примерно 1 к 100. И если благочестивые проповеди вице-президента Майкла Пенса еще можно как-то обосновать, то прыжки депутата Милонова вокруг «незыблемых скреп» вызывают недоумение и естественный троллинг.

Итого, республиканцы оторваны от реальности, противоречат сами себе, а их ценности собраны в шаткую конструкцию из взаимоисключающих элементов. Плюс, в качестве группы поддержки GOP имеют отнюдь не абстрактного «белого англо-саксонского протестанта», а пёстрый ряд сообществ, имеющих при этом весьма разные интересы. Если же и есть в США лица, искренне и последовательно верящие во все цели и ценности республиканцев, то это абсолютно неадекватные люди, нуждающиеся в медикаментозном лечении. От этого вопроса плавно переходим к демократам.
Здесь мы тоже имеем проблему с наименованием. Наличие демократов, подразумевает противостояние с «анти-демократами» (например, монархистами). Кем, республиканцы, разумеется, не являются. Корректнее называть их либералами. И их главная проблема аналогична «слонов». Их программа состоит из ряда несвязанных между собой или взаимоисключающих целей, главные тезисы противоречат реальным делам, а группы поддержки обладают совершенно разными интересами. Что общего у «деократических» феминистки из Флориды, продюсера из ЛА и чернокожего активиста из Бруклина? Ничего.

Демократическая партия выступают за свободу прессы и параллельно лоббируют табуированность определенных тем. Поддерживают общие гражданские права и одновременно устраивая тотальную внутригосударственную систему контроля за людьми, плюс продвигая политику положительной дискриминации для определенных групп. Либеральный капитализм и одновременно всеобщий велфер.
Отдельным раздражающим фактором, толкающих людей в объятья республиканцев является то, что либералы настаивают на любви к тому, где по всей логике было бы достаточно нейтрального отношения. Отмена расовой, религиозной или сексуальной дискриминации – это естественные шаги в развитии современной цивилизации. Взрослый, образованный, культурный человек, разумеется, понимает, что это было необходимо для решения ряда конфликтов и построения более справедливого общества.

Но дать возможность однополым парам регистрировать брак или требовать всеобщего ликования и обязательного участия в гей-параде – это две большие разницы. В первом случае общество учло интересы группы лиц, внесло поправки в закон и это стало внутренним праздником для этой группы. Во втором – я должен искусственно изображать, что для меня это тоже великое достижение. Хотя мне банально все равно, с легким эмоциональным неприятием. Отсюда следует логичная ошибка либералов делать «освобожденные» меньшинства фундаментом своей политики. Убрать средневековый запрет на ношение простолюдином меча – хорошо. Объявить своим главным электоратом ролевиков, которые начнут эти мечи демонстративно носить – глупо.

ТРАМП 1

Обозначенные проблемы обеих старых партий США имеют общий корень. Дуализм политической карты – атавизм. Это прямая калька со средневековых монархий, где партии «царя» всегда оппонировала партия «наследника». Которая сидела с голодными глазами и ждала закономерного конца периода. И после долгожданного прихода к власти получала оппозиционную партию наследника. Как я писал уже не так давно, двухсотлетнее «противостояние» двух партий – это грандиозная постановка, где обе стороны приняли общие правила и четко им следовали. Если бы конфликт был настоящий, то алая роза разгромила бы белую розу, с последующими казнями и экспроприациями. Но тут мы видим не бокс и даже не реслинг, а битву экстрасенсов. Которая неприлично затянулась. Стороны окончательно потеряли единую систему самоидентификации и запутались в посланиях, которые транслируют. Потому система дает регулярные сбои последние лет 25.

Президентство Трампа вероятнее станет той соломинкой, которая доконает несчастного верблюда. Необходимость людей объединяться в группы для защиты своих ценностей и идей никуда не денется. Просто эти группы будут обозначать себя значительно четче, а интересы – конкретнее. Старушка Европа уже вполне твердо стоит на заданном пути. Партия Зеленых защищает экологию, полярных мишек и выращивание питательной травы естественным путем. Пиратская партия – право на свободное копирование и распространение информации. Партия независимости Шотландии – все верно, выступает за независимость Шотландии. Люди, поддерживающие эти партии, чаще всего имеют и другие общие интересы. Банально в силу того, что наличие схожих убеждений свидетельствует о принадлежности к группе с сопоставимым уровнем воспитания, образования, доходов и культуры.

Клерк с Вест-сайда, лесби из Калифорнии и латинос из Гарлема просто физически не могут голосовать за одного демократического кандидата – их интересы по жизни не пересекаются ровно нигде. Судорожные метания политических деятелей в поисках государствообразующего сообщества сегодня просто не могут привезти к успеху. Информационное сообщество и сеть гипер связей привели к структурированию новых общественных кластеров. География и ближайшее окружение больше не являются для нас ограничительными факторами. Общество пиратов может отметиться на глобусе в тысяче мест, в любом из которых будет по единственному сочувствующему. И это сообщество будет спаянным и крепким коллективом.

Тем более бессмысленно выбирать какой-то класс или страту и объявлять его костью земли. В 2012 президент Путин публично показал по ТВ настоящих граждан РФ, опору и надежду страны. Это не хипстеры и не офисные клерки, а патриотичные и крепкие фрезеровщики с «Уралвагонзавода». Спустя 4 года половину этого завода уволили, вторая половина на подходе, поскольку эффективный менеджмент. Незыблемый стержень убрали, страна и не заметила.

Президентство Трампа, а точнее правление республиканцев – вероятнее всего последние метания перед эпохой глобальных политических перемен в США. Масштаб того, что может натворить в группа некомпетентных, самоуверенных, корыстных и лицемерных неадекватов невозможно предсказать. Катастрофы возможно и не будет. Но в условиях динамичного и сложного современного мира ее и не требуется. 20 лет назад две соседние страны были примерно в равных стартовых условиях. В одной из них руководство решило заняться реформами и постепенно превратило ее во вторую экономику мира. Во второй правительство занялось самообогащением и укреплением власти, в результате за 20 лет колебаний вернула страну на исходную точку. Когда остальной мир ушел далеко вперед.

Демократия – не самый совершенный из механизмов управления. Но у нее хотя бы есть варианты. Например, планомерно развивающий общие политические и экономические институты ЕС. ПАСЕ - это мешанина из более чем сотни различных фракций и групп. Но за 68 лет существования выработан протокол взаимодействия представителей парламентов почти полусотни стран. Побочный эффект – долгие процедуры согласования, сопутствующие бюрократические проволочки по принятию и реализации решений. Но оно работает.

Наиболее вероятным вариантом для США в ближайшие 12 лет станет плавный переход к многопартийной системе и создание коалиций при формировании правительства и Сената. Чего точно не следует опасаться, так прихода к власти представителей White Supremacy. Это обычная предвыборная страшилка демократов, в попытке сплотить своих сторонников если не вокруг, так хотя бы против чего-нибудь. С одной стороны – есть естественный национализм на уровне государств. Когда правительство Бельгии руководствуется интересами Бельгии, а не Финляндии или Гондураса. С другой стороны – есть национализм внутренний, с назначением доминантной группы и противопоставление ее другим, менее привилегированным людям, пусть даже согражданам. В США, как и в любой стране ЕС, есть доморощенные националисты. И во время предвыборной кампании Трампа они неожиданно сумели выйти со своими идеями в топ повестки дня. Реально же это небольшая, маргинальная и довольно безобидная кучка единомышленников. Их предел - недовольное бурчание на форуме, расистские стикеры или баннеры и корявые свастики на стенах. До диких действий, как в странах третьего мира, где национализм превращается в «Отель «Руанду» и одесский «Дом профсоюзов», Соединенные Штаты не докатятся даже в страшном сне.

После неизбежной модернизации политической системы в ближайшем будущем и размежевания «ослов» и «слонов» на ряд меньших, но более конкретных партий, правая риторика снова уйдет в тень. Главными темами будут более насущные вопросы, касающиеся экономики, быта, развития, торговли, законодательства и т.д. Но все это в будущем, а пока нас ждет четыре года увлекательного шоу. Где обе партии отметятся настолько ярко и во всей своей красе, что в 2020 году на вопрос американскому избирателю: «Кто хуже – республиканцы или демократы?» последует ответ: «Чума на оба этих дома!».
Page generated Sep. 20th, 2017 06:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios