gloriel: (Default)
Молодежи всегда свойственно ошибаться. Если серьезное или ответственное мероприятие с участием семинаристов обходится без какого-либо косяка... впрочем нет, не припомню я такого.

Преосвященнейшего архиепископа Викентия, почтившего своим присутствием сельский храм в его престольный праздник, встречали торжественно. На высокой паперти выстроился весь причт с волнующимся батюшкой во главе. Клирос старательно выводил многая лета. Вышедшие встречать владыку прихожане, почтительно кланялись под его благословляющим перстом. Со звонницы радостно гудел благовест.
В это время внутри храма шли спешные приготовления к службе. Местные алтарники по линеечке растягивали дорожки, приехавшие в свите владыки иподьяконы (наши все, разумеется) готовили облачение и богослужебные сосуды. Жаркое августовское солнце светило сквозь распахнутые боковые двери, в его лучах кружили пылинки, тишина и благодать перед готовящейся торжественной службой... И тут в боковую дверь заглянула бородатая, рогатая и любопытная морда козла, из пасущегося неподалеку стада. "Не пускайте сюда этого козла!" - заорал на пономарей высунувшийся из алтаря иподьякон. Владыка, только зашедший в храм через центральный вход во главе процессии встречающих, был очень обижен.

Преосвященнейшего архиепископа Викентия, почтившего своим присутствием воинскую часть для освящения свежесрубленной часовни, встречали торжественно. Выстроившиеся на плацу солдаты выслушали благодатное напутствие и очень прониклись. Командный состав предвкушал застолье после недолгого освящения часовни и был настроен благодушно. Иподьяконы тоже знали про застолье и уже немного расслабились.
И вот, все кому положено, набились в небольшую, пахнущую свежей сосной часовенку, и началось освящение. Пока читали обычное начало, кто-то из младших спешно разжигал кандило. Новым, очень модным и благодатным, афонским саморазжигающимся углем. Серебристые таблеточки были удивительно удобны - стоило поднести спичку, и они как бенгальский огонь занимались за пару секунд. Побочный эффект - густой и очень едкий дым, шедший эти пару секунд. И вот подожгя над свечкой таблетку, брат во Христе, быстро дернул щипцы с целью кинуть уголь в кандило. Рука дрогнула и плюющийся искрами уголек пролетел мимо. Прямо в стоящую рядом открытую и едва початую коробку из под этого угля...
Эвакуация из часовни прошла очень быстро. Военные люди вообще дисциплинированные. А вот пропитавшихся едким дымом иподьяконов владыко еще долго называл сыновьями геенны.

В недавно отреставрированном храме на окраине Екатеринбурга, было замечательно устроено место для клироса. Целый балкон в задней части храма, с изящным аналоем, узенькими перильцами и прекрасной акустикой. Подрабатывавшие там семинаристы очень любили этот клирос. Прихожане - не уверен.
Все дело в том, что на службе певцам приходится пользоваться большим количеством книг. Минеи, Октоихи, песенные сборники, требники, часословы, ирмологии... Все это постоянно надо менять, открывать то одно то другое, желательно чтобы все было под рукой. Аналой был очень красивый, но маленький - книги на нем не помещались. Приходилось выкладывать на перила. А те узенькие. И возле них толкучка...
В серединке храма, прямо под перилами никто и никогда не стоял. Как бы не был заполнен храм, всегда оставалсь идущая поперек всей церкви пустая полоса, шириной метра в полтора. Иногда в нее с грохотом падали увесистые книжные тома. И регент дежурно участливо спрашивал: "там все внизу живы?"
gloriel: (Default)
Выпускать в храм неподготовленного священника это гораздо хуже, чем отправлять бухгалтера на минное поле. Хотя бы потому, что жертв будет больше.

Немного истории

В РПЦ (Русской Православной Церкви) очень не хватает кадров. Уже больше тысячи лет не хватает. В разные исторические эпохи придумывали различные способы справиться с этой ужасной напастью – невеждами в церкви. К чему только не приходилось прибегать: от выписывания специалистов из-за рубежа и до создания священнических династий (батюшки в десятом поколении, говорят, уже рождались с солидным брюшком и окладистой бородой). А одним из самых эффективных способов, оказалось, как ни странно, введение специальных духовных учебных заведений – Семинарий.
Случилось это уже в новой истории, в начале 18 века, и сия светлая идея пришла в голову архиепископу Феофану, одному из сподвижников Петра I. За последовавшие за этим два века процветания Российской Империи институт семинарий сложился и окреп, их число увеличилось до полусотни, а выпускники составили основу церковного клира. А затем случилась революция и 70 лет научного материализма, которые, к сожалению, не оставили от системы духовного образования камня на камне. Но поскольку РПЦ этот период все же пережило и теперь постепенно восстанавливает свои позиции, то проблема образованности духовенства опять встала в полный рост. Колеса изобретать не стали, а совершенно справедливо решили восстановить прежнюю семинарскую систему. О том, что из этого вышло и пойдет речь ниже.

Взгляд со стороны

Итак, что такое семинария? Говоря казенным языком, это среднее духовное учебное учреждение закрытого типа.
Ключевых моментов тут три. Во-первых, образование среднее. Потому как преподаваемые в семинарии предметы несколько необычны для человека с современным образованием. И их приходится изучать с нуля, по системе скорее схожей со школьной, чем с Вузовской.
Во-вторых, образование духовное. Если двести лет назад приходилось брать православного и учить его грамоте, то сейчас ситуация диаметрально противоположная. Приходится брать образованного и учить его вере.
И в-третьих, оно закрытое. Современный мир полон искушений – и крайне важно оградить растущий (в духовном плане) организм от всех порочных соблазнов на первые пару-тройку лет.

Читаем дальше, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Давно пора было сопроводить байки фотографиями - но у меня их попросту не было, потерял с пару лет назад. Но, видимо, кануть в лету им не было суждено - так что воть, держите. Качество - ужасающее, потому как кроме китайских мыльниц бедные семинаристы ничего в глаза не видели. И от нескольких лет хранения в подкладке плаща фотки лучше не стали. Но все же.... смотрим.
Трафф около 500 кб )
gloriel: (Default)
Семинарист недельной выдержки не любит женщин. Он знает, что причиной грехопадения стала Ева, Иоанна Крестителя убила Иродиада, а всех святых подвижников рано или поздно пытались соблазнить блудницы. Единственное правильное поведение - держаться подальше от этих опасных существ, не думать о них, не вспоминать, не мечтать.

Через пару месяцев багаж знаний значительно увеличивается. Порочные создания именуемые женщинами оказываются первопричиной практически всех злодеяний в истории человечества. Становится страшно выходить за территорию семинарии - они наверняка только и ждут пока его невинное тельце окажется без защиты святых стен...

Через полгода паранойя проходит, начинается период смутных желаний. Самые продвинутые догадываются сами, остальным подсказывает духовник: началось искушение блудным бесом. Вообще то это физиология ... но в принципе можно объяснить и так. Блудный бес изгоняется постом и молитвой. Жития святых штудируются на пример наиболее удачных приемов борьбы. Когда доходит до фраз вроде "...и со словами бес изыди! он сунул руку в жаровню..." то у большинства возникает дрожь в коленках и некоторые сомнения. Впрочем, организм, регулярно проходящий через посты, довольно скоро перестает гормонально бунтовать - блудный бес повержен, недавние мученики ночных фантазий ходят с гордым видом победителей.

Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Игорь был хорошим семинаристом. Он обожал богослужебный Устав, любил ходить на службы, в жизни отличался смиренностью и незлобивостью. Впрочем был и недостаток – обожая поспорить, зачастую он слишком увлекался…
Отец Павел служил в захолустном селе неподалеку от Екатеринбурга, делами мира не интересовался, а проводил все свободное время за книгами. И три раза в неделю приезжал в семинарию для того, чтобы поделиться своими теоретическими познаниями в области догматики, литургики и сравнительного богословия.
В один прекрасный день Игорь рассказывал отцу Павлу о прогрессе. Электронные паспорта, чипы в руку, спутники-шпионы и прочее… «Да уже сейчас» - горячился Игорь – «американцы могут следить за каждым человеком на этой планете!»
Отец Павел внимательно слушал. Он не особо понял что-то в этом всем, за исключением одного – Игорь считает, что за ним следят из космоса. На всякий случай он так и сказал об этом отцу инспектору.
Отец Аркадий (кличка Киса) принял новость близко к сердцу. Всегда обидно, когда один из лучших учеников оказывается немного «того». Были даны ЦУ всем отцам и дежпомам – присмотреться к Игорю, мягко расспросить его, понять, как далеко все зашло… Разговор был подслушан – семинаристы тоже решили помочь отцам разобраться что к чему.
В результате активных действий были обнаружены: В тумбочке Игоря стопка книг про иностранную разведку, все исчерканные карандашом, с зашифрованными надписями на полях. Сожженный американский флажок в пономарке в дежурство Игоря. Заклеенная отражающей пленкой фромуга над его кроватью. Соседи с честным взглядом сказали, что не знают зачем она – Игорь говорил что-то про безопасность. Странные звонки на вахту с просьбой позвать Игоря и тяжелое сопение в трубку – в результате он перестал подходить к телефону вообще, а дежпомы понимающе переглядывались.

На основании полученных данных инспектор убедился в том, что Игорь параноик с манией преследования. Он встретился с Игорем и долго и туманно говорил на тему того, что мы все в поле чьего-то внимания и в этом нет ничего страшного и не надо нервничать. Игорь вышел с ощущением того, что Киса рехнулся. Инспектор убедился, что пациент вроде не буйный и значит может учиться и дальше.

А мы опять заскучали…
gloriel: (Default)
В семинарии все было очень просто. Что сказали, то и делай. Сомневаться в целесообразности нельзя по дисциплинарным причинам. В возможности исполнения приказанного – по религиозным.

Сказали сшибать сосульки с крыши путем сползания одного семинариста и поддержки его за подрясник вторым – помолимся и сбиваем.

Сказали стенку демонтировать несущую – помолились и демонтировали. И даже когда потолочные плиты начали с надрывным гулом проседать – перекрестились и с достоинством вышли (пара человек сбежало сразу, маловеры)

Сказали в кузове с бочками с соляркой ехать – помолились и поехали. И никого не зажало и не прибило.

Консервы выдали нам на обед – кто-то пожертвовал ящик. Банки все вздутые, срок годности истек лет десять назад. Помолились и съели – и ничего страшного. Даже вкусно.

Прорубь в виде креста послали на Крещенье вырубать. Помолились – и вырубили, хотя рыбаки нам издалека кричали, что уходить нам надо оттуда немедленно – там течение сильное, лед тонкий якобы. Лед действительно очень тонкий оказался – поэтому окунаться батюшка потом никого не пустил – опасно очень.

Раскопки рядом с Троицким собором проводились, колодец нашли и схрон. На глубине метров пятнадцати древний подвал – утварь, истлевшие ризы и книги, книги … похоже сразу после победы Советов прятали. Для того чтобы музейщики лапы не наложили – поднимали все очень быстро и тихо. Помолились – и по веревочке вниз спускаемся. Темно, сыро, страшно – но все опять же мирно прошло, никто из наших не сорвался, а вот узлы с книгами раза четыре вниз летели.

Сказали собачку покормить, помолишься и идешь к этому цепному волкодаву, хотя самого даже каждая встречная такса загрызть норовит.

Сказали подвал разгрузить, помолишься и разгружаешь. Мешки все расползлись – где лопатой, где руками собираешь – и в ведро. И ничего тебе от мышьячно-селитро-апатитной смеси и не будет потом. Даже не прочихаешься.

Много всего такого было. И воспринималось совершенно естественно – как бы далеко не уходил семинарист, в силу молитвы и святость послушания вера присутствовала до последнего.
gloriel: (Default)
Моя первая зима в семинарии ознаменовалась тем, что в Екатеринбург пришла «контра», она же Counterstrike, она же лучшая командная стрелялка всех времен и народов. Изнывающие от скуки семинаристы, один за одним приводимые в подпольный игровой клуб, подсаживались на нее стопроцентно. Клубом ведал брат одного из наших иподьяконов – и поэтому нам это развлечение практически ничего не стоило. А в условиях патологического отсутствия денег, согласитесь, фактор немаловажный.

Спустя три недели после первого выстрела, была создана и своя команда. [Legend]. RobinHood, KingArthur, ZarIoann, Ulenspiegel и т.д. – надо же было показать свое классическое образование и выгодно отличиться от толп БладиДемонКиллеров. Наши играли от души: красиво и довольно нетрадиционно – в спину не стреляли, гранатами не пользовались, своих всегда прикрывали... Невесть откуда проснувшееся рыцарство заставило всех играть на порядок лучше остальных, грязными приемами не гнушавшихся. И уже через месяц тренировок семинаристы имели все шансы выиграть первенство Е-бурга…но не судьба. Нас раскрыли.

С первого же дня, наши походы в клуб проходили в обстановке крайней секретности. Выбраться в город – само по себе занятие непростое. Абы кого и абы куда не отпускали, жесткое расписание, комендантский час и все такое.. Но придумывались сотни причин. Послушания связанные с поездками по городу были на расхват, архиерейские службы – тоже. Потому как после них оставалось немного и личного времени. В Е-бург постоянно приезжали заболевшие родственники, друзья детства, первые школьные учительницы – всех их надо было срочно встречать. Наконец был аккуратно спилен замок на задней двери – после отбоя самые отчаянные тихо проползали под окнами дежпома и исчезали в ночи…

Но кто-то нас выследил – и доложил кому следует. В один прекрасный вечер, на выходе из клуба нас ждала длинная фигура в рясе с козлиной бородкой – инспектор лично пожелал разобраться с ЧП.

По возвращении в семинарию нас ждала трехчасовая реморализация… Наш грех был вопиющь и непростителен, за гораздо менее тяжкие прегрешения когда-то сожгли Содом и Гоморру. Мы же, по словам инспектора, продались с потрохами дьяволу, выбрали самый худший из возможных наркотиков, ежеминутно совершали грех убийства, ослушались начальства, изолгались и преступили через самое святое – Устав. И многое, многое другое. Инспектор раскраснелся, он размахивал руками и мерил шагами нашу келью, он вздымал очи горе, делал драматические паузы и вновь призывал высшие силы спуститься и посмотреть на этих ничтожных созданий, позорящих своим присутствием этот город, в котором каждый год строится по 3 храма! Мы думали, что это не кончится никогда.

Нам на месяц запретили выход в город. Весь этот месяц нам ежедневно назначили по два послушания. Плюс ежевечернее правило для нас усугублялось каноном и земными поклонами. Лишили библиотеки – оставили только церковно-богослужебные книги. И еще и еще…

Через три месяца, случайно ввалившись в кабинет инспектора (он забыл закрыть дверь, а мы неловко повернулись, когда тягали шкафы) застали его играющим в Квейк.
gloriel: (Default)
Осень: имея в среде НовоЖизневцев своего засланного человека, мы были в курсе всего происходящего там. И вот в один прекрасный день мы узнаем, что они берут в аренду на очень выгодных условиях целый этаж – там располагался бы их штаб, пиар-контора и аудитории для ежедневных семинаров. То есть получали в свое распоряжение новую и весьма перспективную базу. Договор заключался на днях, терять нельзя было ни секунды. Той же ночью через семинарский забор перелезли две темные фигуры, и встретившись с поджидавшим их сообщником, они растворились в темном переулке.

Наутро по фасаду будущего логова сектантов метровыми буквами шла надпись «Здесь заседает секта» (синяя краска поразительной въедливости была одолжена из семинарского подвала). Деликатно разбитое окошко в котором был уже выставлен плакат «Новая Жизнь бла-бла-бла». Изодранный плакат лежал рядышком. Приехавшие на место происшествия арендаторы и владельцы поспешили внутрь – и тут же аккуратно замкнутая проволочка в распределительном щите сожгла им всю проводку (хе-хе, гога был электриком). Договор аренды заключен не был.


Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Отвлечемся от бурно развернувшейся дискуссии на тему РПЦ. Продолжаю выкладывать мемуары. :)


После первого почина для нас стали очевидными две вещи: первое: помогать нам в нашем благородном правом деле никто не собирается, второе – костер можно зажечь и с одной спички, главное – не дрейфить.

И начались суровые будни сектоборцев. Наши противники собирались по выходным, в основном в воскресенье. Поскольку после утренней воскресной службы семинаристы были большей частью свободны (насколько это вообще возможно в условиях режима) – то набрать несколько человек на пикет было совсем несложно. В будние дни, когда шла подготовка материалов к листовкам и вырабатывалась тактика акций, отобрать людей было сложнее, но поскольку инспекция на первых порах к миссионерам благоволила, то шансы избежать послушаний и дополнительных занятий временами у нас были.

Креатив бойцов рождал листовки провокационного содержания и все новые и новые плакаты. Активно писались статьи в «Православную газету»: поскольку семинаристы находились в процессе получения знаний, то все свежеприобретенные данные немедленно переосмысливались с целью возможности\невозможности их использования в нашей борьбе. Вселенские Соборы и борьба с первыми ересями? Прослеживаем преемственность и в тираж! Сочинения великих каппадокийцев? С помощью цитат из них комментируем происходящее – и в тираж! Поскольку писателей в газете было мало, а номер требовалось чем-то забивать, то наши работы (оглядываясь назад, скажу, что большей частью весьма неоднозначные) принимались охотно.

Апофеозом этой стороны нашей деятельности стало то, что у нас появился свой флаг. На алом фоне – Спас Нерукотворный. Смотрелось эффектно. Тяжелое, сборное древко от флага тоже сыграло один раз очень важную роль, но об этом позже.

Читаем, проникаемся )
gloriel: (Default)
В конце 90-х Екатеринбург по праву считался сектантской столицей России. Такого количества желающих влезть в мозг на душу населения не было даже в Москве. Харизматики и евангелики, Церковь христа и Свидетели Иеговы, адвентисты и виссарионовцы, муниты и сайентологи - всего в городе было зарегестрировано более 40 религиозных объединений, а если точнее - натуральных сект. Причем добрая треть из них относилась (по международной квалификации) к тоталитарным.

Что-то делать было надо, но ... долгое время ничего не происходило - РПЦ вообще долго раскачивается. Но потом практически одновременно произошли несколько событий - в семинарию поступил Ноид, у Миши Иванникова цэхашники ("Церковь христа - бостонское движение") увели невесту а миссионерский отдел епархии возглавил о. Владимир Зайцев. Молодой и активный о. Владимир (вообще то это его единственные преимущества:) сразу постарался заявить о себе - в городе прошла компания по борьбе с проституцией (поражающая своим размахом и идиотизмом), "Православная газета" (печатный орган епархии) потолстела вдвое, по приходам была разослана ориентировка по срочному открытию учебно-миссионерских школ при каждом храме и так далее. Наконец дело дошло и до сект. Тут все было довольно сложно: мало того, что их было много (на тот момент 42 секты, число активных последователей - около 30 тысяч), но они вдобавок имели сильное лобби в администрации города (на уровне замов мэра) и в ГУВД (симпатизировавший ивановцам главный милицьенер).

О. Владимир созвал большой антисектантский совет - присутсвовало духовенство, наиболее активные прихожане и, разумеется, семинаристы. прошел он эмоционально, но совершенно бестолково. Впрочем, был и плюс - ядро будущих борцов с сектами все же сформировалось. Один диакон - о.Никита, активисты от прихожан - Миша, Женя и Настя (у всех уже был опыт столкновения с сектами) и шестеро семинаристов: старшекурсник Дима - спец по сектам, и первокурсники Солдат, Лось, Ноид, Жека и Гога. Вначале предполагалось, что это лишь первые ласточки, которые вот-вот нарекрутируют еще человек сто. Увы - группа особого назначения никогда до больших размеров не выросла (временные, на один-два раза, статисты, набиравшиеся под отдельные акции, не в счет).

Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Семинарский хор старательно выводил "Многая лета" слегка заплетающимися языками. Глазки певцов довольно поблескивали, басы на заднем ряду все норовили прислонится к стенке, а тенора - к надежному как скала аналою с песенными сборниками. Маленький пихал в бок регента - чтобы тот дирижировал побыстрее, всем хотелось допеть и быстренько за стол.

Пономари в алтарной быстро распихивали ризы по шкафам, Казанцев на угловом столике аккуратно резал ветчину и мастерски разливал горячий кагор по корцам. Не хотевшие укладываться ризы были безбожно втиснуты в шкаф - кагор не ждал, кагор звал, кагор пел: "ну же, скорее, выпей меня!"

В общей трапезной было многолюдно. Причем добрая половина были не семинаристы, а случайные люди. Вино в больших, старых кувшинах - из бездонных погребов нашего ректора. Сам ректор - во главе стола, раскрасневшийся, огромный, с уже топорщащейся бородой, он что-то гудел на ухо матушке и довольно косил взглядом, не забывая приложиться к кружке с вином и горячей курочке.

Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Пост по заявкам читателей ;)

В семинарии все было плохо (за исключением того, что было хорошо, но семинария тут не причем;). Но был совершенно уж удручающий момент. Послушания. Это невозможно объяснить - это надо прочувствовать.. но я постараюсь.

Традиционный момент раздачи послушаний - после трапезы. Трапезы было три, и самой неприятной в этом смысле была, естественно дневная. После утренней шли занятия. И когда указующий перст дежпома втыкался в тебя, то горечь обреченности была немного смягчена тем, что гранит науки можно на время перестать хрызть. После вечерней просто физически оставалось не так уж много времени до отбоя - и шансов нарваться на что-нибудь глобальное было мало. А вот дневная...

Настал момент. Все уже подмели все с тарелок, съели крошки со стола, и вытрясли изюм из стаканов с компотом. Читавший жития святых Хома стоял в углу и тихо бурчал животом. Ему тоже хотелось покинуть аналой - и поесть. Но он мужественно держался: вдоль столов вышагивал Симонов. Самый отмороженный из дежпомов, контуженный во время второй чеченской компании, добровольный цербер инспекции с четвертого курса. Под его тяжелым взглядом непроизвольно вжимались головы в плечи и начинало неприятно покалывать в затылке. Симонов не торопился и растягивал приятный момент.

-Ну что, есть добровольцы? (это дежурная шутка, но нихрена не смешно)

Чудовище встает из-за стола и смачно топает к выходу. Он сегодня регент на службе - и может быть свободен. В спину ему - злобные взгляды. Всего в службе задействовано обычно от четырех до десяти человек - хор и алтарники, и значит послушание на этот час им не грозит...но больше никто так вызывающе себя не ведет. Потом аукнется.


-Ну раз добровольцев нет, будем назначать. Ты, ты, ты, куда спрятался, и ты тоже! - Выцепленные из толпы обреченно ждут продолжения. - на новое здание, на штукатурку.

Читаем дальше, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Семинария распологалась в стареньком, желтом, двухэтажном здании бывшего детского садика. Точнее, это считалось, что раньше там был детский садик. Но, имхо, дети проведшие там хотя бы неделю, несомненно получали бы душевную травму на всю последующую жизнь и в будущем стабильно пополняли бы стационары клиник для душевнобольных. Поскольку дефицита койкомест в оных заведениях не наблюдалось, то и легенда про детский садик кажется мне малоубедительной.

Семинаристы жили в четырех комнатах. По-научному, кельях. Никакого волюнтаризма (поселяйся где понравилось) не допускалось: распределение жильцов было четким и очень справедливым.

Первокурсники попадали на первый этаж. Это была самая большая келья - при необходимости устанавливался второй ярус, и тогда можно было разместить до 30 святых мужей. В начале каждого учебного года так и случалось. Но потом естественная убыль (несчастные случаи, принесения в жертву, прогулки по кладбищу по ночам) приводила к тому, что к Рождеству второй ярус уже можно было убирать. Согласно доброй традиции наделения всего живого и неживого именами, келья носила название Шеол (посмертный отстойник для грешных душ в иудейской традиции).

Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
В общем, буду по несколько в день выкладывать. Больше на память себе. Ну и вдруг кто прочитает, узнает себя и откликнется. :))

И кстати, все события происходили в параллельном мире, лица вымышлены, совпадения случайны, а автор работает на финскую контрразведку!

.............................................................................


В семинарии у большинства были клички. Вообще, если ты хоть что-нибудь из себя представлял, то немедленно получал погонялу, с которой тебе приходилось жить здесь все оставшиеся годы. Впрочем были и счастливые обладатели нескольких кличек. Но сомневаюсь, чтобы они были этому рады.

Например Гиббон, он же ГИБДД, он же Шлем, он же Пузо, он же Чудовище. Необъятных размеров, с квадратной головой, он очень любил пожрать. Очень. За совместной трапезой Гиббон превращался в машину по поглощению пищи. Его чавканье перекрывало читавшиеся жития святых - но замечаний никто не делал, после давнего случая это было в высшей степени рискованно. Тогда кто-то (по-моему Граф) мастерски передразнил его чавканье, и за это получил кастрюлю супа, надетую себе на голову, а откинутый к противоположной стене тяжеленный стол, не оставлял сомнений в серьезности намерений Чудовища. В общем, тогда это замяли, и потом вспышки буйства встречались за Гибби довольно редко.

Читаем, проникаемся... )
gloriel: (Default)
Окна коридора в общежитии технического университета города Екатеринбурга были местом особенным. Во-первых, только там официально разрешалось курить. Во-вторых, рядом проходила пожарная лестница, и члены секты зеленого змия, частенько ими пользовались по ночам. Потому-как сколько не бери, все равно три раза бегать. В-третьих – вид из этих самых окон. Он открывался на желтенькое, неказистое двухэтажное здание бывшего детского садика. Ныне там располагалась Екатеринбуржская духовная семинария.

10 октября 199.. года. 23 30 минут. Семинария и ее двор погружены во мрак – комендантский час. В общежитие наоборот – веселье достигает пика. Из раскрытых нараспашку окон доносятся разноголосый гомон, обрывки песен и бряцанье гитары, звяканье кружек и дивчячьи визги. Ползущий по лестнице птушник пытается посчитать – в какое по счету окно ему засунуть авоську с водкой. Тем более что руки тянутся из всех. Смачный бас комментирует происходящее, и преимущественно матом.

Но тут резкий и тягучий звук на мгновенье перекрывает общажный шум. Семинарская дверь обладала танковой пружиной – и незаметно не открывалась! Со временем к этому привыкли все…но сейчас ситуация была несколько неординарной. В темное время суток эти двери была запечатаны не хуже дантевских – то есть никогда не открывались. Поэтому несколько шей вытянулось на звук - доброй традицией общажных студентов стало напутствие попов добрым, забористым русским словом – вот и сейчас кто-то попытался затянуть похабную частушку, но тут же осекся.

Читаем, проникаемся... )

Profile

gloriel: (Default)
gloriel

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
1516171819 2021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios